Интервью с Джеком Кеседи - басистом Jefferson Airplane. "Один из самых влиятельных басистов рок-н-ролла..."

Jefferson Airplane взлетели в 1967 году, сидя на своих хитах «Somebody To Love» и «White Rabbit», сделав их краеугольными в стремительно развивающейся рок-сцене Сан-Франциско. Ошеломительная игра Джека Кеседи на бас-гитаре стала кульминацией в хите «Surrealistic Pillow» из альбома 1967 года, который был только началом в их карьере. О нем потом скажут, что он стал одним из самых влиятельных басистов рок-н-ролла в истории. Дон Митчелл (Don Mitchell) недавно поговорил с легендарным бас-гитаристом.

EPI: Когда ты стал впервые интересоваться музыкой?

Jack: Ну, мой отец был меломаном, когда я был еще ребенком. У него всегда была очень качественная аппаратура, на которой он мог себе позволить проигрывать записи. Он любил музыку и был членом Американского джазового сообщества, поэтому раз в месяц мы получали посылки с записями, и я их всех слушал. Это все было в районе 1956 году, когда мне было 12 лет и я постоянно знакомился с кучей самой разнообразной музыки, о которой только мог подумать. Это была музыка 20х, 30х и 40х годов. Как раз примерно в то же время я нашел старую акустическую гитару моего отца где-то в развалах у нас на чердаке.

Это был твой первый опыт с музыкальными инструментами?

Да. Я прокрался на чердак и стал играть, думая, что меня никто не слышит, но, естественно, в доме все знали, где ходит их чадо, поэтому это не было большим секретом. В один день гитара исчезла. Короткое время спустя, на Рождество, мой подарок был пришпилен к елке, сообщавший мне о том, что мне было дано двенадцать гитарных уроков и старую акустическую гитару отослали в магазин, чтобы поставить на нее стальные струны. 

Ха, у тебя все-таки не получилось сделать это тайком от родителей!

Именно! Они знали, что мне это интересно и сделали приятный рождественский подарок.

Как проходили уроки?

Моим первым учителем был крутой гитарист Гарри Ворис (Harry Vorhees Bonfire). Чуть позже я уже стал вести счет всех гитаристов. Другим учителем был Билл Харрис (Bill Harris), гитарист группы Clovers. Он учился у одного парня, который учился с Андресом Сеговией (Andres Segovia – мастер классической и испанской гитары).

Т.е. тебе Сеговия как дедушка практически?

Ну, я об этом не знаю, но видел его много раз в Конституционном Холле.

Тебе больше нравится электро или акустические инструменты?

У меня было направление в газете The Washington Post и the Evening Star. В общей сложности, в воскресенье я обслуживал около 400 газет, также собирал урожай моего бизнеса, поэтому для меня не заняло много времени купить себе первую электрогитару, которой стала  Student Model Gibson 175. У нее был большой корпус, отверстие в форме буквы f и один пикап. В те дни я играл на Buddy Holly, Gene Vincent, а также пытался играть на инструменте Jim Burton, который в свою очередь играл с Рикки Нельсоном (Ricky Nelson).

Каково было твое музыкальное развитие с тех пор?

Чарльз, мой старший брат, был одноклассником одного парня по имени Йорма Кауконен (Jorma Kaukonen). Они пошли в старшую школу Вудро Вильсона, в то время как я был в Jr. High, затем мы с Йормой создали группу под названием the Triumphs. Йорма играл на гитаре Gibson J-50, так случилось, что ту же гитару он использовал на Embryonic Journey несколькими годами ранее, когда мы только начинали с Jefferson Airplane, я тогда играл на ритм гитаре.

Почему вдруг ты перешел на бас?

Один мой хороший приятель, Денни Гэттон (Danny Gatton) как-то раз позвал меня заменить их басиста. Это было где-то в 1959 или 1960 году. Мне настолько понравилось, что я пошел и купил себе бас. И с тех пор внезапно я стал еще востребованнее, потому как теперь играл на басу и на гитаре.

Складывается ощущение, что ты упорно и уверенно работал над всем этим. Что тебя толкнуло переехать на западный берег с восточного?

Судьбоносный звонок Йормы в 1965 году. Я не видел его где-то год, поэтому мы иногда просто общались и пересекались до тех пор, пока он не позвонил и пригласил меня приехать на западный берег, чтобы играть с Jefferson Airplane. Я бросил колледж и уехал в Сан-Франциско, чтобы присоединиться к группе.

Ты был намерен получить контракт на запись с Jefferson Airplane?

Была лишь возможность записаться. Тогда ни у кого не было собственных студий по сравнению с нынешним временем, единственным вариантом услышать себя - было получить контракт с компанией, пойти в студию, где было все необходимое оборудование. И это немного отличалось, хочу вам сказать. Мы записали наш первый альбом и он вышел из трех треков. Было две композиции для записи и еще одна для того, чтобы сильнее выделиться. Следующий альбом «Surrealistic Pillow», тот самый, что разделил нас с Грейс Слик (Grace Slick), был записан для четырех треков.

Расскажи мне про свой бас Epiphone.

Когда я только начал играть, у меня был бас с короткой мензурой и с небольшой ложбиной. Не смотря на то, что мне не хватало в нем низов, мне очень нравилось в нем его выемка, и спустя годы я продолжал искать для себя схожие характеристики. В  1985 году я жил в Нью-Йорке и, как-то раз, я случайно зашел в один музыкальный магазин и увидел на самом верху бас Les Paul со стандартной мензурой и моей любимой ложбиной. Мне очень понравился бас, но звукосниматель был не очень хорошо сделан. Я обнаружил тенденцию, что это все же довольно прибыльное дело, когда продают столько инструментов. Сделал небольшое вложение и выяснил, что только около 400 инструментов были сделаны в 1972 году, имевшие такую особенность, а отсюда не вошедшие в моду и не ставшие популярными. Я подошел к Гибсону и спросил, интересно ли им выпуск басов с моими замечаниями. Джим Розенберг (Jim Rosenberg) из Эпифона был очень заинтересован и позволил мне немного переделать инструмент. Я ему сказал, что хотел бы сделать звукосниматель от Джека Кеседи, он подключил к этому делу R&D Department. Взявшись за работу над звукоснимателем, я потратил на это почти два года. Думаю, что их немного раздражало, что я так долго этим занимался, однако же, я должен был быть уверен, что сделал все правильно. Я проделал большую работу, все перепроверил и опробовал, все работало, было отлично. Они были даже круче, чем старые гибсоновские модели, даже в плане конструкции. Как вы знаете, ранние 70е не отличались хорошими гитарами или машинами (смеется) и сама работа над инструментом была потрясающая. Каждый год я получал два новых инструмента, которые брал с собой в тур. Никаких копий, все было отлично. Инструменты были прекрасны.

На каких гитарах играют музыканты из групп Grave Digger, можно узнать, посетив сайт посвященный легендарной немецкой пауэр-группе.

 
© Русскоязычный фан-сайт группы Jefferson Airplane.
Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Друзья сайта
Администрация сайта